Ян Штуллер: «Я остаюсь атомным оптимистом»

Ян Штуллер: «Я остаюсь атомным оптимистом»

Новости, Чехия 0 Comment 81

Ряд предложений, как построить и профинансировать новые реакторы, мы подготовим до мая, говорит уполномоченный правительства по атомной энергетике Ян Штуллер. Имя победителя тендера на строительство новых энергоблоков АЭС «Дукованы» и АЭС «Темелин» мы узнаем через пять лет. «Если не удастся изменить строительный закон и получить исключение из действующего закона о госзаказах, то я могу себе представить начало строительства в 2025-2027 гг.», — говорит Ян Штуллер. Первый из новых энергоблоков может быть подключен к сети в 2035 году. — Вы как раз находитесь на стадии переговоров с представителями шести претендентов на строительство новых энергоблоков в Чехии. Можно ли от этих переговоров ожидать какого-то значительного прогресса? — Позвольте мне вернуться на несколько месяцев назад. Правительство в мае прошлого года одобрило список вопросов для претендентов на строительство. Минпром в июле эти вопросы разослал десяти компаниям. Ответили все, интерес проявили шесть из них. Мы получили от них информационные пакеты, один в конце сентября, второй – в конце октября. Целью нынешних переговоров было выяснить, правильно ли мы поняли ответы и задать какие-то дополнительные вопросы. — Вы можете сказать более конкретно? Решаете ли вы сейчас и вопрос о модели финансирования проекта? — Мы изучаем данные, необходимые для документации для правительства, чтобы оно могло принять решение об инвестиционной модели, способе финансирования и выборе поставщика. Одновременно мы хотим дать претендентам сигнал, что наш интерес к строительству атомных энергоблоков сохраняется. — Уже вырисовывается ответ на вопрос, будет ли инвестором CEZ или полностью государственная компания? Или же какой-то консорциум с участием поставщика технологии? — На последнем заседании постоянного комитета по атомной энергетики мы сошлись во мнении, что сегодня действительно тяжело принять окончательное решение о субъекте, который бы мог стать инвестором в 2025 году. На первом этапе, который продлится почти 24 месяца, роль инвестора будут играть две «дочки» CEZ – одна для АЭС «Дукованы», одна для АЭС «Темелин». В любой момент позже будет возможно их структуру собственности поменять – за счет продажи компании или вхождения еще одного инвестора. — Новые энергоблоки будут построены на обеих АЭС? Постоянный комитет на последних переговорах сошелся во мнении, что приоритет имеет АЭС «Дукованы». С каким-то запозданием должно произойти строительство атомного энергоблока на АЭС «Темелин». Это логично.

Строительство двух энергоблоков на АЭС «Дукованы» лишь заменит нынешние старые энергоблоки, но этого будут недостаточно для компенсации снижения мощности угольных электростанций. — Успеет ли нынешнее правительство принять решение о финансовой и инвестиционной модели строительства новых реакторов или это уже будет задача для нового кабинета министров? — Действует срок – конец мая нынешнего года, когда мы должны подготовить все материалы для заседания постоянного комитета. Он должен в июне принять решение, передать ли правительству предложения или потребуются дополни- тельные данные. У нас в общей сложности 12 разных задач. Мы верим, что некоторые из них правительство обсудит еще до каникул. — Что, по вашим прогнозам, успеют сделать, а что нет? — Мы говорим о четырех областях. Первая включает в себя модификацию строительного закона и одного разъяснительного предписания. Я верю, что депутаты соответствующий законопроект одобрят до выборов. Вторая касается применения закона о госзаказах. По отмененному тендеру на достройку АЭС «Темелин» можно сделать заключение, что по этому закону невозможно успешно выбрать поставщика. Мы обратимся к Еврокомиссии за исключением для сектора производства электроэнергии. Результат зависит от успешности переговоров с ЕК, а они развиваются неплохо. — У нас остаются еще две области… — Это более тяжелые вопросы, которые нужно решать – выбор поставщика и финансирования. Здесь мы не достигли консенсуса, диалог между различными министерствами будет продолжен. Думаю, что переговоры будут продолжены и после выборов. — Насколько для вас вдохновляющим является решение, которое избрало правительство Виктора Орбана в Венгрии? — Для Венгрии и ее политической сцены – это оптимальный путь.

Они подходят к успешному концу переговоров с ЕК. Теоретически, это один из возможных путей и для нас. Однако судя по высказываниям министров нашего правительства, прямая передача заказа не является в условиях ЧР подходящей, и какая-то форма тендера и выбора из нескольких участников должна быть реализована, хотя и не по закону о госзаказах. — Подписание межправительственного договора со страной, откуда будет победитель тендера, возможно? — Я могу себе представить межправительственный договор о дополнительном сотрудничестве. Заказ должен касаться не только тонн бетона и стали или километров кабеля, а также и переноса ноу-хау, образования для нового поколения инженеров и сотрудничества при строительстве электростанций на рынках других стран. — Насколько важна при принятии решения доля чешских поставщиков при строительстве на чешских АЭС? — Мы ушли еще не так далеко, чтобы обсуждать конкретные проценты. Мы находимся на этапе, когда спрашиваем о представлении претендентов об участии чешской промышленности в проекте. Мы изучаем, все ли претенденты готовы к такому сотрудничеству. Не все готовы открыть доступ для чешских поставщиков или обращают наше внимание, что нарушения в их традиционной цепи поставщиков принесут повышенные риски замедления или удорожания стройки. — В прошлом тендере на достройку АЭС «Темелин» все три серьезных претендента обещали, что доля чешских поставщиков могла бы составить около 70%… — Наши амбиции будут значительно выше 40%, которые установило венгерское правительство. Но одновременно я добавлю, что прогноз в 80% не является реалистичным. Проблема в том, что ряд крупных чешских поставщиков в сфере энергетики дает понять, что они сохранят форму еще только 2-3 года. Они столкнулись с недостатком заказов. Начало строительства нового энергоблока на АЭС «Дукованы» реально ожидать не ранее 2025 года. Вопрос в том, сколько поставщиков до той поры сохранится. — Можно ли сказать, что фаворитами тендера становятся Росатом и Kepco? Оба, в отличие от других претендентов, имеют современные реакторы третьего поко- ления, которые уже работают… — Референтный энергоблок является важным для CEZ и Госкомитета по атом- ной безопасности. Мы хотим иметь здесь не экспериментальный реактор, а про- веренную на практике технологию. Осмелюсь сказать, что в 2025 году все претенденты, с которыми мы находимся в контакте, будут уже иметь такой энергоблок, переданный в эксплуатацию. — Нужны ли нам вообще новые энергоблоки? Не думали вы о других вариантах, например, продлении эксплуатации нынешних энергоблоков АЭС «Дукованы» до 2045 года, как рекомендует Франтишек Хезоучки? — Этот вопрос имеет несколько сторон – техническую, экономическую и мо- ральное устаревание. С точки зрения безопасности техники, эксплуатация АЭС «Дукованы» в течение 60 лет проблемой не станет. Мне повезло, что я руководил оценочной командой Госкомитета по атомной безопасности при оценке состояния первого энергоблока. Оказалось, что компоненты, которые тяжело заменить, то есть корпус реактора и парогенераторы, довольно мало изношены. Спустя 30 лет работы они изношены в среднем менее, чем на 30% от своего общего срока службы. Некоторые другие компоненты стареют быстрее, но не представляется проблемой их заменить. Вопрос в том, будет ли такая замена и возможная дальнейшая модернизация экономически рентабельной. Оператор АЭС должен посчитать, окупится ли эта инвестиция. — То есть главной проблемой является моральное устаревание? — Я приведу пример АЭС V1 в Ясловске-Богунице.

С чисто технической точки зрения она бы могла эксплуатироваться, по моему мнению, до сегодняшнего дня. Уровень безопасности было возможно увеличить за счет дополнительных инвестиций. Но Еврокомиссия поставила условие, что правительство Словакии должно остановить АЭС после выступления в ЕС. Требования к безопасности АЭС постоянно растут, примером может быть ситуация после аварии АЭС «Фукусима». Могут появиться дополнительные требования, к которым будет тяжело адаптировать старые энергоблоки. — А теперь ваше личное мнение: будут ли построены в Чехии до 2040 года но- вые атомные энергоблоки? Не является ли ваша работа и всего постоянного комитета по атомной энергетике напрасной? — Я взялся за эту работу, потому что я оптимист. Я верю в это. Пусть мы по сравнению с первоначальными планами отстаем, но я вижу волю всех решающих сторон построить новые атомные энергоблоки. Все члены нынешнего правительства с этим согласны. Остается решить вопрос финансирования, но я верю, что и по этому вопросу мы придем к согласию. Так что мой прогноз таков, я думаю, что все будет хорошо.

Euro; 20.02.2017

Leave a comment

Back to Top