На Донбассе продолжается энергетическая блокада и на ее фоне возрастает нагрузка на другие источники энергии

На Донбассе продолжается энергетическая блокада и на ее фоне возрастает нагрузка на другие источники энергии

Новости, Украина 0 Comment 34

Марина Арзянцева, ведущая: На Донбассе продолжается энергетическая блокада. На ее фоне возрастает нагрузка на другие источники энергии. В частности, за минувшие выходные доля ядерной генерации в Украине возросла до шестидесяти двух процентов, побив рекорд за много лет. Сейчас в планах министерства энергетики доказать в марте долю «мирного атома» в общем энергобалансе Украины до пятидесяти шести процентов. Между тем, широко обсуждаются в политических и экспертных кругах проекты строительства на Днестре шести гидроэлектростанций. Продолжают в правительстве искать альтернативные источники угля кроме Донбасса.

Обо всем этом мы поговорим с нашей гостьей Ириной Головко, независимым экспертом и координатором кампаний в сфере энергетики Национального экологического центра Украины.

— Я Вас приветствую в нашей студии.

Ирина Головко, координатор кампаний в сфере энергетики Национального экологического центра Украины: Здравствуйте.

ВЕДУЩАЯ: Пожалуй начнем с ядерной энергетики Украины. В каком она сейчас состоянии и могут Украинские АЭС выдерживать ту нагрузку, которая сейчас сложилась из-за энергетического блокаду?

Ирина Головко: На самом деле, в атомной энергетике существует достаточно много проблем. Нельзя сказать, что эта отрасль является для нас не проблемной. В первую очередь — это исчерпание проектного ресурса наших украинских атомных энергоблоков. Как мы знаем, большинство из них были спроектированы и построены в советское время. У нас есть пятнадцать атомных энергоблоков, двенадцать из них исчерпывают свой проектный срок в пределах до 2020 года.

По проектам эти станции, эти блоки, нужно было бы закрывать. На самом деле этого не происходит именно потому, что за последние годы, за все десятилетия независимости Украины не делались необходимые шаги для того, чтобы развивать альтернативы. Те шаги, которые делались во всем мире, у нас, к сожалению, не делались. Поэтому сейчас идет речь о том, что действительно, большая нагрузка на атомные энергоблоки. Однако, здесь важно отметить, что какой-то чрезмерной нагрузки на атомные энергоблоки в данный момент нет.

Что такое увеличение доли? Мы имеем увеличение доли атомной генерации из-за того, что мы имеем меньше выработки угольной, мы меньше потребляем. В то же время, если говорить о количестве киловатт / часов, которые производятся атомными энергоблоками, то это количество не растет. Сейчас, например, у нас работают не все энергоблоки. На сегодняшний день два из пятнадцати энергоблоков даже не полностью загружены. Они работают на половину своей мощности. А один блок на Запорожской АЭС сейчас находится в плановом ремонте, собственно, потому, что иссяк его проектный срок и на нем сейчас необходимо сделать масштабные модернизации, то есть меры по повышению безопасности для того, что можно было говорить о возможности его дальнейшей работы.

Здесь мы плавно переходим к другой проблеме, связанной с атомной генерацией. Мы все часто слышим, что атомная энергетика является дешевой. Но почему она дешевая? Она дешево выглядит в том, что в ее тарифы, которые получает Энергоатом, не заложены все расходы, которые на самом деле создаются. В первую очередь — это не заложена полная стоимость всех мероприятий по модернизации, по повышению безопасности этих атомнихенергоблокив. соответственно, меры по повышению безопасности не выполняются вовремя, они откладываются во времени. В 2015 году правительством было принято решение об отложении конечного срока выполнения программы повышения безопасности с 2017 на 2020 год. То есть, это опять же, большой вопрос относительно безопасности этих блоков.

ВЕДУЩАЯ: В мире сейчас наблюдается тенденция отказа от «мирного атома», в частности, это наблюдается после аварии на японской Фукусиме. В Украине это актуальный вопрос? И, по-вашему, стоит ли отказываться от АЭС, от «мирного атома»?

Ирина Головко: Конечно, для Украины вопрос отказа от атомной генерации есть. Есть такой вопрос. В первую очередь, как я сказала, это связано с тем, что проектный ресурс этих станци подходит к концу. Мы не можем с уверенностью говорить, что эти блоки будут работать через год, через пять или десять. Для того, чтобы следующей зимой, или через зиму, мы снова не оказались в ситуации, когда нам правительство говорит, «у нас нет альтернатив», мы должны уже сейчас переходить от источников, устаревших и от источников, от которых мы не независимы.

То есть если мы говорим об угле из Донбасса, или из других стран, то в атомной генерации у нас так же есть полная стопроцентная зависимость от импортного топлива. Сейчас ни один из энергоблоков, на которые мы полагаемся, которые производят эти пятьдесят шесть процентов нашего электричества, ни один из них не работает без российского топлива.

ВЕДУЩАЯ: И доля российского топлива, вот я подготовила данные, семьдесят процентов, вообще. Но есть также шведское топливо и его доля растет. За прошлый год — до тридцати процентов.

Ирина Головко: Да. Его доля растет, но мы понимаем, что это означает на практике. На практике это означает, что на трех энергоблоках с пятнадцати часть топливных сборок заменены на топливные сборки Westinghouse, но опять же, там присутствуют сборки топливные производства ТВЭЛа. Ни один энергоблок пока не работает исключительно на альтернативном топливе. И такая техническая возможность, загрузить полностью топливо, альтернативное русском, еще не доказана.

Поэтому говорить о том, что у нас есть эта альтернатива, что мы можем отказаться от российского топлива сейчас, абсолютно безответственно.

ВЕДУЩАЯ: Австралия — это альтернатива? Вот недавно появилась информация, что Австралия может обеспечить тридцать процентов потребности Украины в ядерном топливе?

Ирина Головко: На самом деле, здесь речь идет о сырье для производства ядерного топлива.

ВЕДУЩАЯ: Даже так?

Ирина Головко: Это речь идет о сырье, так как ситуация такова, как вы знаете, что наши энергоблоки — это энергоблоки советского типа и топливо для них в настоящее время могут производить только две компании, это российский ТВЭЛ и Westinghouse. Так что в Австралии нет компаний, которые могли бы производить топливо. Речь идет о поставках сырья для производства топлива. Но опять же, это сырье будет поставляться на ТВЭЛ для производства топливных сборок.

ВЕДУЩАЯ: Понятно. Давайте поговорим о проекте строительства шести ГЭС на Днестре. Очень много об этом сейчас говорят. Экологи бьют тревогу, они говорят о том, что это уничтожит местную флору и фауну. Местные жители боятся паводков. Чиновники говорят, никаких рисков нет. По вашему мнению, здесь больше рисков, или выгоды?

Ирина Головко: На самом деле здесь не только наше мнение. Дело в том, что для того чтобы сказать, какие будут риски, являются ли они обоснованы, можно сделать так, чтобы эти риски уменьшились, нужно провести полноценную процедуру экологической оценки этих проектов. Это стандартная практика, которая должна быть сделана, прежде чем будет принято решение о строительстве. По этим шести гидростанциям, о которых идет речь, сейчас никто из нас документов, которые бы показывали влияния на окружающую среду нет. Поэтому мы сейчас на очень ранней стадии и говорить о том, что это безопасно, опасно, сейчас так же невозможно. Потому что должны пройти все процедуры оценки, общественное обсуждение, в рамках которого и будет понятно, насколько эти проекты реалистичны.

Конечно, мы видим риски, которые есть. В частности, это риск, связанный с тем, что шесть станций, построенных друг после друга, это так называемый «Кумуляционный эффект», то есть каждая отдельная станция будет иметь меньшее влияние, но если мы имеем шесть, то уж важно оценить Кумуляционные эффекты всех этих шести станций и понять, достаточно ли вообще воды. Так как работа гидроэлектростанций очень сильно влияет на сток ниже течения. И мы понимаем, что это Днестр, что это водозабор областей, которые находятся …

ВЕДУЩАЯ: Очень много тяжелых таких моментов, которые надо знать и просчитывать.

Ирина Головко: Просчитывать, оценивать, только после этого вообще говорить о потенциальной возможности построить там одну, две, возможно, никакой.

ВЕДУЩАЯ: О альтернативной энергетике. Вот в Киевской области появилась солнечная электростанция. Она маленькая, производит четыреста тысяч киловатт электроэнергии в год, она обеспечивает энергией местные офисы. Но это уже прецедент для Украины. Насколько в Украине сейчас возможно, насколько популярно, насколько легко внедрять альтернативные источники энергии?

Ирина Головко: Действительно, это хороший прецедент. Могу сказать, что это не единственный прецедент. В Украине много проектов различного масштаба. Как крупных, промышленного уровня солнечных и ветровых электростанций, так и маленьких, в частности, это даже на частных домохозяйствах. Недавно стало возможно получать «зеленый» тариф даже для частных домохозяйств. Это на самом деле очень правильный шаг, очень хороший стимул, который позволит действительно запустить процесс активного развития альтернативных источников. Потому что это дает возможность не только получить электроэнергию, а это также дает возможность людям зарабатывать. то есть, не монополистам, о которых мы часто слышим, а людям зарабатывать на выработке электроэнергии.

ВЕДУЩАЯ: В Европе впервые, да?

Ирина Головко: Да. Это именно то, что построило энергетическую революцию в Германии. Большая часть электроэнергии, производимой из возобновляемых источников в Германии, это собственно, электростанции, построенные енергокооперативамы, то есть, союзами людей, которые у себя в «комьюнити», как это называется, собираются и строят электростанции. Таким образом, это небольшие объекты, большое количество мегаватт, это собственно, сеть маленьких электростанций, обеспечивающих электроэнергией, как вот в этом случае, в Киевской области, отдельные дома, отдельные села, отдельные небольшие города, отдельные объекты промышленности .

ВЕДУЩАЯ: Спасибо, Ирина. Очень приятно с вами общаться. Спасибо за интересную беседу.

О традиционных и нетрадиционных источниках энергетики в Украине и не только, мы говорили с Ириной Головко, независимым экспертом и координатором кампаний в сфере энергетики Национального экологического центра Украины.

Источник 

Leave a comment

Back to Top